Итоги 2011 года: национальная хронология - 2

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Итоги 2011 года: национальная хронология - 2

Часть 2: июнь-август

Часть первая, была опубликована 20 января

Июнь: Расширение Москвы

Параллельно с дискуссиями о финансировании Кавказа происходило расширение Москвы, которое должно обрести четкие организационно-правовые очертания уже в 2012 году. К столице была присоединена в 2 раза превосходящая её по размерам территория. Что характерно, параллелей между вопросом Большой Москвы и вопросом справедливости распределения федеральных денег по регионам в основном не проводилось. Эти темы в общественном дискурсе сосуществовали изолированно друг от друга. Тем не менее, связь между ними прямая.

Расширение Москвы до Калужской области - это прямой вызов соседнему региону. По схеме это напоминает политику экспансии Московского княжества 15 века, которое, по сути, колонизировало соседние княжества. Москва вырывала соседей из их  собственной логики политического и экономического развития и включала в свою систему на правах зависимых единиц. Примерно то же самое сейчас происходит в плане экономической колонизации регионов главным городом страны. Сближение Большой Москвы и Калужской области чревато тем, что последняя начнёт утрачивать свою субъектность, превращаясь в источник рабочих рук и исполнителя нужд большого соседа  средствами своей инфраструктуры. Смыкание столицы и Калужской области очевидным образом повлияет на сложившуюся конфигурацию калужского бизнеса: региональных предпринимателей начнёт теснить более мощный московский бизнес с их же собственного рынка, уничтожая под корень все те завоевания, которые были достигнуты последним.

Случай расширения Москвы наглядно демонстрирует приоритеты нынешней элиты в вопросе регионального развития: вместо взращивания региональных и макрорегиональных центров, притягивания инвестиций в точки роста на Урале, Юге России, в Сибири и на Дальнем Востоке, федеральная власть инициирует двукратное увеличение московского мегаполиса, этим жестом давая понять, что главный ее интерес в развитии Москвы. Это наиболее гарантированное и очевидное направление. Все остальные - факультативны.

Июль: Путешествие русских националистов в Чечню

"Официальный визит" русских националистов в Чечню стал кульминацией новой логики "русско"-кавказских взаимоотношений. По модели, он был выстроен как путешествие в другое государство, как установление дипломатических контактов с каким-то отдалённым миром. Он стал наглядной моделью того, каковы отношения между этими двумя группами и каково их восприятие друг другом.

В июне одни из лидеров русского националистического движения: Александр Белов, Дмитрий Дёмушкин и Владимир Максимов - получили приглашение посетить Чечню, чтобы "собственными глазами посмотреть, как живёт эта кавказская республика". Вся поездка описывалась исключительно в терминах официального визита в иностранное государство. Итоги поездки смутные: Дёмушкин с Беловым заявили, что в Чечне есть чему поучиться и русским националистам, и "русским" областям, а также будто бы на правах полномочных лиц обсудили вопрос компенсаций русским жителям Чечни, чьё имущество пострадало во время двух военных кампаний. За установление контакта с кавказцами на участников поездки обрушилась яростная критика их коллег по националистическому лагерю. Участвуя во встрече, организованной таким образом, у Белова, Дёмушкина и Максимова не было шансов не идти на компромиссы с чеченскими собеседниками и не смягчать выражения.

Опыт "лобового контакта" русских националистов и представителей кавказских народов был продолжен накануне проведения очередного Русского марша. Тогда Российский конгресс народов Кавказа устраивал круглый стол по поводу марша и пригласил на него видных деятелей националистического движения. По итогам встречи обеим сторонам не только удалось избежать кровопролития, но и принять общую резолюцию, в которой лозунг "Хватит кормить Кавказ" объявлен неадекватным и провокационным, а Русский марш назван справедливой и приемлемой формой демонстрации национального самосознания крупнейшим народом России.

Складывается впечатление, что посредством организации такого рода обсуждений со своими прямыми оппонентами кавказские деятели пытаются сформировать каналы, в которых будет звучать голос жителей кавказских регионов (сейчас, по большому счёту, они голоса лишены: по болезненным темам за них отвечают члены тандема и Рамзан Кадыров). С другой стороны, всей этой активностью кавказские общественные деятели и политики формируют формат  межнациональных отношений, в котором русские и "кавказцы" - единственные переговорщики, выступающие в равном статусе как две противоборствующие силы. Характерно, что остальные народы оказываются вне этих "переговоров" и, вероятно, это сказывается на восприятии их политической субъектности. На переговоры не вызывают тех, с кем можно не считаться. Сама проблема взаимоотношений "русского большинства" и кавказского меньшинства представителями других нардов, не участвующих в процессе мирного урегулирования, трактуется по-разному. Кто-то говорит о том, что финно-угры в этом противостоянии на русской стороне. Иные сравнивают непокорность кавказцев с противодействием ассимиляции и видят в них последний бастион другой, нерусской России. Третьи держат дистанцию по отношению к обеим силам, предпочитая напомнить о факте своей автохтонности на данной территории, противопоставляя себя и русским, и кавказским мигрантам.

Июль: (Этно) бытовой конфликт в Сагре

Вооруженный конфликт в небольшом посёлке Сагре под Екатеринбурге,  произошедший летом 2011 года, - наглядный пример того, как происходит этнизация языка описания бытового, по сути, столкновения. Конфликт между разными группами местных жителей посёлка, усиленный  экономическими аспектами, мгновенно был классифицирован как этнический и канонизирован в качестве примера самоорганизации граждан в целях самозащиты.

Случай Сагры, с одной стороны, безапелляционно трактует вооружённую самоорганизацию жителей посёлка как пример гражданского героизма, как пример низовой гражданской инициативы, опуская тот момент, что они при этом вообще проигнорировали возможность обратиться в правоохранительные органы, перейдя тем самым в режим самосуда. С другой стороны, конфликт тут же был окрашен в этнические тона, хотя этничность участников конфликта - фоновое, внешнее обстоятельство, не касающееся самой сути дела, но выгодное для такого позиционирования скорее внешним агентам, попытавшимся воспользоваться сложившейся ситуацией в свою пользу.

Август: Упразднение президентства

В 2011 году завершилась волна переименований высших должностных лиц национальных республик. Отныне, согласно федеральному закону, главам национальных автономий  воспрещается именоваться президентами.

Соответствующее предложение, выдвинутое главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым ещё во второй половине 2010 года, было мгновенно поддержано президентом соседнего Дагестана, и в скором времени оформлено в новый федеральный закон. В течение года парламенты всех республик, за исключением Татарстана и Башкортостана, приняли поправки в свои конституции о переименовании высших лиц своих автономий из президентов в главы.

Волна переименований является составной частью долгосрочного направления по деактивации национальных республик как автономных политических образований, начатого еще в первые годы путинского правления с унификации конституций и изъятия из них положений о государственном суверенитете и любых формулировок, указывающих на статус автономий именно как государств, а не простых административно-территориальных образований.

Очевидно, что инициатива Рамзана Кадырова по переименованию высших лиц республик возникла неслучайно и является лишь одним из шагов в многоходовой комбинации. И даже объявленное Дмитрием Медведевым возвращение выборности глав регионов не входит в противоречие с этим долгосрочным трендом по реформированию федерализма, а на деле - его упразднению - заданного Путиным. В ходе преобразований республики лишились своей политической самостоятельности, а благодаря новой модели бюджетного федерализма - еще и самостоятельности экономической. Отсутствие внутренних как политических, так и экономических рычагов делает республики на деле неспособными к ведению политики, отличной от линии, заданной федеральным центром.

Лишь два высших должностных лица в двух национальных республиках не переменили своего желания быть президентами и постарались пролонгировать свой президентский статус: татарстанский президент Рустам Минниханов и президент Башкортостана Рустэм Хамитов. Они оба выразили сомнение в необходимости поспешно переименовываться из президентов в глав и отложили своё решение на неопределённый срок.

Артем Малых

Продолжение следует.