"Гамбургер счастья", удмуртский как иностранный и Нейромонах Феофан эксклюзив

Рейтинг: 5
(Голосов: 1)
You Rated: Not rated
"Гамбургер счастья", удмуртский как иностранный и Нейромонах Феофан

Владислав Горжак – участник музыкального дуэта "Электроники DJs". Именно они сделали энергичные ремиксы на удмуртские песни массовыми и популярными. Со временем необычное творчество выросло в большой проект "Эктоника" (с удм. "эктон" - танец). Сегодня движение объединяет программу на радио, контент в соцсетях и большой опен-эйр с Нейромонахом Феофаном и Burito в роли хэдлайнеров. 

— С чего началась "Эктоника"?

— В 2006 году студентом пришел подрабатывать на радио "Моя Удмуртия". Я тогда закончил автомеханический колледж, потом поступил по специальности в Сельхозакадемию. Факультет у меня был "механизация сельского хозяйства". И по завершении учебы передо мной встал выбор: либо идти "по фану", а мне нравилось писать музыку, либо ремонтировать камазы. За камазы мне предлагали зарплату 15 тысяч рублей. А на радио - 8 тысяч.

Я, молодой человек с горящими глазами, решил "пофиг на бабки" и пошел работать на радио ночным звукооператором. Именно на радио познакомился с Алексеем Анкудиновым. Мы объединились - два творческих человека нашли друг друга. Он писал что-то в стиле "транс", я - попсу.

— Тогда вы делали не удмуртскую музыку?

—  Да, изначально мы занимались каждый своей любимой музыкой, слушали, оценивали треки друг друга. И в один прекрасный момент у нас на радио организовалась программа "в ритме 90-х" и нам предложили стать диджеями. Мы начали делать ремиксы на хиты 90-х, дошло даже дело до того, что мы встречались с группой "Руки Вверх", с продюсером "Пропаганды", сделали им официальный ремикс. Наши ремиксы играли все диджеи в округе и нам нафиг не нужны были какие-то еще удмуртские треки. Мы были уже такие "звёзды". И тут приходит известный в республике режиссёр и продюсер Павел Поздеев и говорит: "Ребят, ну раз вы такие крутые, сделайте нам для удмуртского мира ремикс".

эктоника

— И вы приняли вызов?

— Мы конечно посмеялись, но сделали - на песню гармонистки Анны Плотниковой. Подумали: ну прикольно звучит, гармошка. Язык не понимаем, зато звучит весело. Поставили песню в эфир – и она "бомбанула". А Павел Геннадьевич как раз в тот момент сделал первую удмуртскую вечеринку в городе, в клубе "Авиатор". Это был, по-моему, 2008 год. Позвал нас диджеями. Приходим туда - удмурты, молодой народ, то самое поколение, которое сейчас все знают - Дарали Лели (куратор удмуртских проектов в "Арт-резиденции"), Света Ручкина (экс-солистка удмуртской инди-рок группы Silent Woo Goore). А мы пришли, один удмуртский ремикс включили и дальше европейская музыка пошла. А потом нам предложили, мол, публика есть, молодежи понравилось, может, еще будете ремиксы делать? Но все равно приоритет был 90-ые. Мы знали, что на таких вечеринках нас ждут, больше людей о нас знают. А удмуртский мир - он маленький. Но потом у нас появилась программа "Эктоника" на радио, которая стала "лицом" проекта. И пошло-поехало.

— Как я понимаю, к удмуртам ты не имеешь никакого отношения. А как тебе удаётся "вариться" в культуре, понимать её?

— Если я начну заморачиваться на этом, то не будет такой легкости, такого порыва. Воспринимаю удмуртский так же, как и иностранный язык: мы, когда слушаем иностранные песни, ведь не понимаем смысла, но питаемся эмоциями. Я поглощаю песню целиком, понимаю её на каком-то интуитивном уровне.

эктоника

— Кстати, совсем недавно "Эктоника" поменяла формат. Теперь вы говорите "на русском об удмуртском". А что заставило прийти к такой подаче?

— Однажды я понял, что удмуртский мир – закрыт и редко пускает к себе посторонних. То есть если песни создаются, то чисто для удмуртов. Но мало кто, чтобы понимать песни, выучит удмуртский язык. Поэтому надо его подавать, как сейчас модно говорить, в красивой "упаковке". Но даже в таком виде не пойдёт, если продукт будет только на удмуртском. Лучший вариант – на русском языке, но с вкраплениями удмуртских слов, орнаментов. Вот на этой почве мы переформатировались, и в этом есть вызов удмуртскому миру. Зачем я приглашаю хэдлайнеров на наш летний фестиваль? Чтобы наши удмуртские звёзды воспряли духом. Артист, который выступает перед хэдлайнером, хочет себя показать так, чтобы сказали, что он даже круче выступил. Год назад приезжал Burito, а это 100 киловатт звука и все в таком духе – наши музыканты вышли окрыленные. Они понимают, что они лицо Удмуртии. Готовят костюмы, стараются не "лажать" на сцене. Это уже другой формат удмуртского мира, который приятно показать.

— Значит хэдлайнеры из Москвы помогают удмуртской культуре не стоять на месте?

— Да. В этом году я пригласил Звонкого. Сразу "прилетел" отзыв —  "мы едем только на Звонкого, ну а на остальное – перепечи, шаньги там, удмуртское ваше – пофиг". Но они приедут, послушают музыку, познакомятся с людьми, хоть минимально соприкоснутся с культурой и им это запомнится. Купят себе диск, украшения, сувениры. Так мы бьем сразу по нескольким целям. И в результате показываем людям, что удмуртский мир действительно интересный.

эктоника

— Резиденты "Эктоники" – представители удмуртской эстрады. Есть мнение, что они записывают однотипную музыку, хотя имеют возможность развиваться. А как быть молодым самобытным музыкантам?

– Если продукт не "продается", то у него нет будущего. Так распалась группа Silent Woo Goore и много других коллективов. Они добились определенной известности, но вышло так, что их продукт – не самый популярный. Эстрада "в топе", потому что, грубо говоря, деньги приносит гармошка. Мне нравится политика некоторых молодых исполнителей: "ребят, если хотите новую песню, давайте скидываемся". Мне важно, чтобы люди к этому нормально начали подходить. Это европейская ситуация, но люди у нас не привыкли, им жалко пожертвовать буквально 50 рублей. Они просто думают, что это магия Интернета и всё приносит прибыль.

— Что для тебя "Эктоника" – хобби, бизнес или вклад в удмуртскую культуру?

– Для меня это жизнь. Это мой генератор счастья. Вот что-то плохо у тебя в семье, плохо на работе, в отношениях – ты пришёл в студию, сделал крутой трек и поднял себе настроение. Выложил – люди оценили. Потом ты с этим треком выехал, отыграл его. Это всё – такой "гамбургер счастья". И ты в этом крутишься, понимаешь, что и людям делаешь приятное, и культуре делаешь приятное, и какой-то след оставляешь после себя. Значимое что-то делаешь.

эктоника

— Как на твой взгляд будет выглядеть удмуртская музыкальная культура через несколько лет?

– В том году мы перед нашим диджейским сетом на фестивале сделали видео. В конце я там говорю: "Удмуртский мир выживет, если у удмуртов будет коллаборация с другим народом, с другим языком". "Эктоника" идет по этому пути. Одна из наших певиц сейчас делает песню на двух языках – на русском и на удмуртском. Так мы даём понять, что удмуртский мир не закрыт. Мы поём песню, вы не знаете, о чем, начинаете скучать, а тут – бац – вот вам перевод. Сейчас продумываем удмуртско-татарский трек. Вот только так мы выживем. Мы! Видишь, я уже себя чувствую сопричастным с удмуртским миром.

— Какие еще планы?

– Сейчас открываем интернет-радиостанцию "Радио Эктоника". Это будет приложение для смартфонов. Просто одна кнопка, никакой лишней информации – полноценный сет удмуртской музыки. Причем, она будет отличаться от той музыки, которую крутят на радио "Моя Удмуртия". Я за современность, чтобы и ремиксы, и молодые исполнители, рок и рэп, –  всё вместе. Я считаю, что, создавая конкуренцию, мы провоцируем изменения, развитие в музыкальной культуре. А ещё мы планируем запускать широкоформатный мультимедийный центр "Эктоника" и выводить летний фестиваль на новый уровень.

Фото - личная страница ВКонтакте Владислава Горжака.

Тэги