Мир Терентия Дверенина

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Мир Терентия Дверенина

Маленькие рукотворные модели большого мира всегда притягивают к себе людское внимание. Например, если где-нибудь можно понаблюдать за действующим макетом железной дороги со станциями, переездами, тоннелями, по которым несутся миниатюрные паровозики, пробраться к нему сквозь толпу не только детишек, но и взрослых наверняка будет непросто. Оно и понятно, ведь глядя на чудный маленький мир, словно на миг оказываешься в детстве. И разве это не чудо? Что же можно сказать о его создателях. Возможно, это люди, живущие в сказке.

Терентию Парамоновичу Дверенину – народному чувашскому мастеру из деревни Сюндюково Мариинско-Посадского района республики – недавно исполнился 91 год. Еще в школьные годы он начал рисовать. Во время уроков изображал учителей. Завел для этого даже специальную тетрадку. Обычную школьную разрезал горизонтально пополам, чтобы было больше похоже на настоящий альбом. И как это часто случается, от глаз педагогов творчество юного дарования не укрылось, альбом отобрали и запретили отвлекаться в школе от основных занятий. Закончив семилетку, мальчик поступил в техникум. Затем были работа в колхозе, служба в армии, война. Дошел до Берлина. Был водителем-механиком на самоходке СУ-76, в 1945 пересел на "тридцатьчетверку".

После войны  жажда творчества не оставляла Терентия Парамоновича в покое. Пока работал, постоянно что-то придумывал (в домашних архивах хранится 35 удостоверений и справок о разных изобретениях).

- Нет вещей, которыми я не занимался, всего сделанного не перечислить, - говорит о своей жизни мастер.

Выйдя на пенсию тоже не смог сидеть сложа руки, хотелось рассказать людям о пережитом. Терентий Дверенин начал писать в районную газету. А к своему 90-летию в семейном амбаре открыл самый настоящий музей. Все экспонаты изготовил своими руками. Попытался воплотить в них то, что видел и чувствовал сам, сохранить это для других поколений. Сегодня в экспозиции десятки одетых в нарядные костюмы резных кукол. Окружают их домашняя утварь, мебель, домашние животные. И именно кукол, ведь в отличие от скульптур все они способны двигаться, принимать разные позы. В самом начале работы Терентий Парамонович решил все фигурки изготавливать в масштабе 1:4. Он счел, что таким образом ему будет под силу соблюсти в композициях точные пропорции и соотношения всех фигурок и окружающих их предметов. Показать мелкие детали одежды, узоров, орудий труда. Многое из того, что видел мастер уже воплощено в сюжетных композициях, и даже целых циклах.

- Погружение  мастера в миниатюрный историко-этнографический мир началось с большого цикла "Сельские работы", состоявшего из меньших по объему взаимосвязанных серий "Изготовление холста", "Возделывание хлеба", "Домашние заботы", - рассказывает искусствовед Геннадий Иванов-Орков. – Следом появился цикл "Нарспи", идет работа над циклом "В тылу", посвященном труженикам тыла в годы Великой Отечественной. В скульптурах Дверенина отражена жизнь чувашей, тесно связанная с природой и трудовыми циклами, какую прожил сам автор, его родные и односельчане. Эти произведения служат людям и сохраняют историческую память народа.

Не обошел вниманием  народный мастер и факта появления в сюндюковских окрестностях Александра Сергеевича Пушкина. В 1833 году, собирая материалы для романа о Пугачевском восстании, поэт побывал и в Чувашском крае. В композиции "Пушкин" присутствуют образы черноволосого героя-любовника и розовощекой чувашской девушки-красавицы в нарядной тухье (женский головной убор, расшитый монетками). 

Желание Дверенина запечатлеть моменты истории именно в куклах неслучайно. Во многих народных культурах человекоподобные фигурки играли весьма значительную роль. Часто являлись атрибутами духовной и обрядовой культуры народа. У чувашей, например, было принято изготавливать и хранить в каждом доме кукол-ирихов. В лукошко или лапоть клали подушечку, а на нее ставили резные фигурки мужчины, женщины, ребенка и ириха (родового духа). Всех кукол обязательно наряжали в национальные одежды. В семьях тщательно следили за тем, чтобы одежда куклы-духа не испортилась. Ведь он мог и наказать, правда, не хозяина – для него дух всегда добрый – а кого-нибудь постороннего.

Терентий Дверенин живет небогато, но работ своих  не продает, хотя от покупателей отбоя  нет. Его можно понять, ведь к куклам своим он относится как к родным детям.

- В наше время  все изменилось, везде машины  и электричество, - говорит Терентий Парамонович. - Мало остается тех, кто своими глазами видел старый быт, труд, праздники, костюмы, обычаи. Жизнь нынче совсем не такая, какой была еще 50-60 лет назад, поэтому мы должны успеть что-то показать и оставить молодым для памяти.

И это не просто слова. Мастер уже создал самый настоящий этнографический музей. Только если в большинстве сельских музеев, к сожалению, не возникает желания задерживаться надолго, слишком уж похожи и неоригинальны в них экспозиции, из Дверенинского уходить не хочется. Мир созданный мастером завораживает, сказка, словно не хочет отпускать посетителей.

Наша справка:

"Нарспи" - лирико-эпическая поэма о трагической судьбе чувашской женщины основоположника чувашской литературы К.В. Иванова. Автор дает в поэме яркую реалистическую картину жизни и быта старой чувашской деревни. Впервые опубликована в 1908 году. Переведена на многие языки мира. По мотивам "Нарспи" создано несколько пьес, на сцене Чувашского театра оперы и балета поставлена и опера.