Бьет значит … ?

Бьет значит … ?

Как воспринимали побои в семье северные российские народы

 
 
 
 
27 января 2017 1

27 января Госдума в третьем чтении приняла закон о декриминализации побоев в семье. Теперь физическое воздействие на родственников не считается уголовным преступлением. За шлепки и пощечины, если они зафиксированы впервые, семейный агрессор "отделается" административным наказанием.

За проект проголосовали 380 депутатов из 383 присутствующих. Таким образом законотворцы, по их солидарному мнению, избавили семьи от дискриминации: раньше за легкий, т.е. не приведший к тяжкому вреду здоровью, удар, например, подзатыльник, постороннему человеку грозил штраф, а родственнику – реальный срок.

Депутаты посчитали, что таким образом государство вмешивается в дела "традиционной семьи" и разрушает ее ценности.

Впрочем, одним "Домостроем" традиционное право народов России не ограничивается. Среди семейных обычаев разных национальностей есть такие, которые бы сильно удивили современных борцов за традиции.

Идиллия по-нганасански

Нганасане, по свидетельству путешественников прошлого, жену хоть унижали, но не обижали. Правда, со страстями совладать получалось не всегда.

"Вообще с женщиной, несмотря на унижение ее, обращаются хорошо. Никогда я не видел, чтобы женщин истязали, даже бранные слова большая редкость. Как нечто неслыханное рассказывали, что Око колотит жену свою, преимущественно из ревности".

А. Миддендорф, Путешествие на Север и Восток Сибири. СПб. 1878

Равноправие по-ненецки

У самоедов Томской губернии (современные ненцы) за супругами было закреплено святое право решать возникающие семейные проблемы кулаками. И сдаваться ни одна из сторон не собиралась!

"При драках в пьяном виде – весьма частых у самоедов – жена пользуется равноправностью с мужем. Колотя друг друга поочередно – покуда позволяют силы, и муж и жена стараются не уступить друг другу чести последнего торжества над противником".  

Сборник народных юридических обычаев. Записки Русского географического общества по отделению этнографии СПб, 1900.

Феминизм по-мансийски

У вогулов (манси) распускающие кулаки по отношению к своим благоверным мужья рисковали остаться и без жены, и без детей, и без денег. Отец женщины имел право забрать обиженную дочь вместе с приплодом домой. А общество было обязано проследить, чтобы муж-деспот в целости и сохранности вернул тестю приданное.

При этом, к возможному изнасилованию мансийские "амазонки" относились на удивление спокойно:

"В бесчестьи девушки преступления не видят, отвечая, что если мужчина взял ее силой, то значит победил, а победитель имеет право пользоваться побежденным".

Сборник материалов по этнографии, издаваемый при Дашковском этнографическом музее. М.,1888.

Гостеприимство по-селькупски

Остяко-самоеды (селькупы) явно не уважали плохих и жадных хозяек. Невнимательные к гостям жёны рисковали не только своим здоровьем, но и жизнью.

"Гостей-соплеменников положено встречать с радостью, ему дают лучшую пищу, новые лучшие шубы на ночь. По фольклорным данным, женщину, нарушившую это правило, кормившую гостя "худшими кусками" муж убивал".

Сибирский этнографический сборник М.-Л.,1952.

"Дела семейные" по-эвенкийски

Тунгусы (эвенки) прошлого своих жен не ценили и не берегли. Впрочем, ровно так же они относились к детям и другим родственникам. В конце концов, кто как не самые близкие должны решать судьбу родных!

"Обращение с женами нельзя назвать рыцарским, иногда женам приходится выносить и побои. Вдова Дарья Амосова, несмотря на неоднократные предложения, замуж вторично не пошла, боясь побоев".

"Обращение с детьми тоже не совсем гуманное. Тунгус Иван Амосов говорит: "Маленьких непослушных детей и слегка сечем и сильно сечем тальником (лозой)".

Сборник музея антропологии и этнографии при Императорской академии наук. СПб, 1913.  

"Убийство внутри рода остается безнаказанным. Братья убили отца, убийцы не были наказаны. Тунгус Комбы убил своего брата и вырезал у него мошонку "чтобы душа не спряталась", преступник наказан не был. Тунгус Помпоты убил свою мать за то, что она самостоятельно захотела продать добытых ею соболей, труп сын сжег на костре. Семья скрыла преступление и оставило его безнаказанным". 

Землеведение, 1922

"Я тебя породил" по-чукотски

Похожая ситуация бытовала и среди чукчей. Представители этого народа считали, что разбираться "по-семейному" - это самим карать провинившихся, не дожидаясь обид от других родов. Правда, за убийство жены можно было и поплатиться в прямом смысле этого слова.

"Убийства, совершенные внутри семейной группы, не подлежат мести и остаются без наказания: "как с родственником с ним поступили". Приговорив к смерти одного из членов своей семейной группы, чукчи обычно прибавляют: "Разве он был назначен на жизнь? Все-равно кем-нибудь чужим был бы убит". Это значит, что "скверных людей" нужно убивать внутри совей семейной группы. Например, чукчи в районе реки Олоя убили своего родственника, который был злым и завистливым, обижал домашних и был жесток даже к своим оленям. Другой чукча был убит своим сыном и племянником  с согласия его жены также за свою крайнюю жестокость".

    

"Мать убила своего сына ударом тяжелой палки. Мальчику было около семи лет. Отец у него был, как говорят чукчи "мягким" и это убийство прошло без последствий. Также были случаи убийства жены мужем: один убил жену горящей головней, другой – ударом в живот, причем женщина была беременна. Оба не понесли никакого наказания. Однако богатый оленевод на западной Колымской тундре, убивший свою жену, вынужден был заплатить большой выкуп брату убитой. Он отдал ему девять оленей, среди них две ездовые упряжки и много отборных пыжиков. Выкуп мог бы быть еще больше, но убитая была женщина и к тому же уже не молодая". 

В.Г. Богораз. Чукчи. Л., 1934 

Защита семьи по-хантыйски

Ближе всего по ментальности к нашим нынешним депутатам были остяки Березовского округа (ханты). Они, как и современные законотворцы, полагали, что впервые пойманного на рукоприкладстве мужа достаточно пожурить, а вот при повторном распускании кулаков следовало суровое, практически уголовное, наказание. 

"Если муж бьет жену, и жена жалуется старшине и народу, то мужа всенародно стыдят, уговаривают его и берут обещание впредь этого не делать. Если же побои продолжают повторяться систематически, то народ отбирает жену от мужа и передает ее отцу, если он жив, или близким родственникам, причем отбирается все личное имущество женщины. Если брак законный то дети остаются у мужа, если нет, то уходят с матерью".    

Материалы по юридической этнографии малых народов Севера, Томск, 1993.

Еще один "интересный" семейный обычай ханты связан с нарушением супружеской верности.

"На прелюбодеяние смотрят не только с точки зрения ревности или оскорбления семейного очага, сколько опасаются того, чтобы изменившая женщина вместе со своим возлюбленным не убила бы мужа, т.е. наказание рассматривается как средство предупредить женщину от покушения на убийство мужа, хотя бы она этого не замышляла. Наказанием бывают побои по лицу. Уличенному в прелюбодеянии мужчине ограничиваются только выговором при народе, но только в том случае, если есть дети".

Материалы по юридической этнографии малых народов Севера, Томск, 1993.

Остается надеяться, что до этого места депутаты книжку не дочитали…


Материалы по теме:
4047