Софья Будникова Русская националистка, директор "Национальной службы новостей"

«У националистов большой политический потенциал, который не реализовывается десятилетиями».
26 сентября 2012
О персоне

Родилась 28 августа 1986 года, закончила Курский Государственный университет, по специальности - педагог.
С 2004 состояла в РНЕ.
В 2006 стала координатором курского ДПНИ.
В 2008 была избрана секретарем Национального Совета ДПНИ.
В 2009 была осуждена по 282 "экстремистской" статье за раздачу листовок. Будникову признали виновной "в разжигании межнациональной ненависти по отношению к лицам "кавказкой национальности" и приговорили к условному сроку.
В 2011 она создала Национальную Службу Новостей (НСН в дальнейшем вошла в Общегражданскую Фракцию Гражданского Движения), занимающуюся освещением всех народных ...

Узнать больше о Софья Будникова

Будникова: У националистов есть большой политический потенциал

В последнее время одной из самых обсуждаемых в блогах и протестных кругах стала тема выборов в Координационный совет оппозиции, которые состоятся в конце октября. Русские националисты решили принять в них самое активное участие и уже представили свой список кандидатов. От националистов выдвигаются как известные политики, вроде Дмитрия Демушкина и Александра Белова, так и обычные активисты из регионов. "НацАкцент" поговорил с одним из кандидатов, директором "Национальной службы новостей" и педагогом по образованию Софьей Будниковой. Несмотря на молодость - Будниковой всего 25 лет - за спиной у нее судимость за "экстремизм" по популярной у оппозиции 282 статье и успешное руководство курским отделением "Движения против нелегальной иммиграции". Будникова рассказала, почему правые никак не могут объединиться, а все их проекты так малочисленны.

 

- Софья Владимировна, националистов в России много, на "Русские марши" выходят десятки тысяч, но своих партий у правых фактически нет, в отличие от Греции, Венгрии, Германии. В чем причина и какие эо может иметь последствия? Чем наши правые отличаются от "братьев по идее" с Запада?

 

- Думаю, ответ очевиден: причина кроется в том, что до недавнего времени российское законодательство практически не давало возможности для регистрации партий. Однако отсутствие партий не говорит об отсутствии активности или популярности национализма. Существует устойчивая закономерность: практически везде, где отсутствуют большие националистические партии, растет радикальный национализм. В России и США, где националисту очень сложно попасть в парламент, количество радикальных акций правых исчисляется сотнями, в Украине или Норвегии, где есть большие партии националистов, радикальные проявления единичны.

А позитивное отличие русских националистов от европейских – это народная поддержка и грамотно выстроенный диалог с другими политическими силами, ведущими протестную деятельность. В России невозможно, чтобы либералы и левые пытались препятствовать шествию правых, и, тем более, чтобы их было больше самих националистов, как это регулярно происходит в Европе.

 

- Сейчас, и раньше, на волне ностальгии по канувшим в лету организациям, вроде НДПР и "Родины", многие любят рассуждать о том, какие дивиденды принесет националистам попавшая в Госдуму партия. Как мы помним, многие крупные националистические проекты делались специально под выборы и уходили в прошлое. Что вы думаете о действующем законе о партиях?

 

По сути, нам невыгодно попадание националистов в парламент. Потому что это, с одной стороны, очень сильно свяжет нам руки, и заставит людей воспринимать нас как часть режима, а с другой, не дает никаких дополнительных возможностей, кроме неприкосновенности для отдельно взятых соратников. Я считаю, что снижение порога регистрации партий до 500 человек – это сильный ход со стороны режима.

 

Во первых, он сильно увеличивает уровень напряжения внутри националистического сообщества и провоцирует конфликты. Интересен момент, что конкуренции тут идет не сколько за целевой электорат и потенциальных рядовых участников, сколько за узкую прослойку проверенных руководителей среднего звена и функциональных специалистов. Во вторых, у людей создается иллюзия по поводу возможной демократизации режима и его договороспособности. В третьих, снижение порога приводит к тому, что часть националистов вообще отказывается от декламации своих убеждений ради сумеречного политического будущего. Иными словами, нам нужны глобальные националистические организации, но не партии.

 

- А в чем разница?


- Партия отчитывается перед государством, а государство решает: зарегистрировать такую партию или нет, продвинуть или задвинуть. Да, решение о зеленом свете для партии может быть принято под давлением национально мыслящей общественности. Но, так или иначе, оно принимается именно государством, поскольку именно за ним последнее слово.

Многие наши соратники хотят партию либо ради возможности участвовать в муниципальных выборах, либо из-за определенных иллюзий. Им кажется, что как только в большом зале соберется пара сотен человек, они «откушают чаю» в буфете, заслушают речи "вождей" с трибуны, проголосуют в едином порыве и подпишут протокол, и аморфная разрозненная масса националистов в одно мгновение сожмется в единый стальной кулак и победоносно сокрушит всех врагов.

 

Но так не бывает, к сожалению. Ни чай в буфете, ни коллективное марание бумаги и поднимание вверх рук не имеет магической силы. Мне бы не хотелось, чтобы люди, которые смотрят на процесс партийного строительства с наивностью австралийских аборигенов, были обмануты. Поэтому, несмотря на то, что я очень скептически смотрю на партийные перспективы, я считаю, что это правильно, когда этим вопросом занимаются достойные правые политические деятели. Потому что отказаться от идеи партии – для них было бы равносильно предательству искренней части единомышленников, которую они бы тем самым бросили в "лапы" политических аферистов, спекулирующих на национальном вопросе.

- Партии партиями, но вот тот факт, что националисты не способны даже собраться в большую политизированную общественную организацию, вызывает недоумение. В чем причина? Наверное, не только репрессивное законодательство виновато?

 

Я тезисно отвечу, почему в России нет единой глобальной организации националистов. На роль такой организации претендовало Движение против нелегальной иммиграции. Наверное, в последние полгода своего существования оно все же стало такой организаций. А также часть политических образований чуть меньше. В частности, Славянский Союз и Русский общенациональный союз, но за 2010 год они были запрещены.

Этнополитическое объединение "Русские" в прошлом году поставило перед собой задачу стать глобальной организацией националистов. Однако ряд правых деятелей отказались входить в политический совет. Они не жалели ни времени, ни денег на продвижение идеи о необходимости существования множества различных правых организаций, пытаясь плодить их и объединять в искусственные коалиции, от которых сейчас остались одни названия.

 

За год ЭПО "Русские" провело тяжелую работу, чтобы спаять совершенно разные политические организации в объединение. Шли бесконечные дебаты, поиски компромиссов, составление устраивающего всех устава, программы манифеста, раскрутка нового бренда. Можно сказать, что на этом завершилось формирование негласной общенационалистической идеологии. До этого русский национализм состоял из несвязанных и противоречивых узкоидеологических сегментов, что, естественно, всегда мешало формированию большой единой организации. Пока этот медленный и мучительный процесс происходил, националистов в регионах охватил дух сепаратизма. Они привыкли жить без "центра" и не видят в этом особого смысла, хотя он очевиден. Чтобы собрать их в единую большую устойчивую организацию, понадобится не менее 2-3 лет при усиленной каждодневной работы с кадрами.

 

- Так в чем же проблема?

 

После нового закона о партиях каждый обчищенный и недооцененный "лидер нации" почувствовал, что у него появился призрачный шанс вырваться в большую политику. Как результат - на правой политической сцене появилось множество персон, не проявлявших активность годами, если не считать публицистической деятельности, которым срочно понадобилось регистрировать свои партии. Естественно, каждый из них набрал команду, у каждого есть поверившая им аудитория, и все они находятся в состоянии конкуренции друг с другом. Иными словами, пока не пройдет партийный ажиотаж, объединение националистов в одну политическую структуру вряд ли возможно.

 

Также хотелось отметить, что интеграция различных националистов, если не в единую организацию, то, по крайней мере, в единую коалицию, стимулируется внешними условиями. Общепротестное движение требует от правых проявлять себя в качестве единого субъекта, с которым можно договариваться и на которого можно рассчитывать.

 

- Не секрет, что большинство националистов в России беспартийные, и как огня боятся гражданской активности. До недавних пор основной массой, действующей на улицах, были скинхэды и фанаты. Последние четыре года пошла мода на автономных националистов, плавно перешедшая в трудно идентифицируемый клубок постсубкультур. Насколько эффективна деятельность так называемых автономов, "Русских пробежек"?

 

Смотря, какая стоит цель. Если цель "Русских пробежек" и других неполитических общественных проектов – это сплочение националистов за рамками конкретных организаций, то примерно на твердую троечку они справляются. Демонстрация позитивного образа националиста также имеет определенную пользу. Это не борьба, но, безусловно, свой вклад в пропаганду националистического стиля жизни и субкультуры они вносят. Что касается активности автономов-радикалов, то ее обычно оценивает центр "Сова", и в последние годы она несколько снизалась. Идея развязывания гражданской войны, которую выдвигали "приморские партизаны" и другие радикалы, на мой взгляд, нереализуема сейчас. Физически нет достаточного количества людей, готовых воевать. Для войны малыми силами нужен форпост или система форпостов, нужен безопасный канал покупки и транспортировки оружия, эффективная система оперативного боевого обучения, полное соблюдение всех норм безопасности каждым членом боевой группы. Теоретически это просто, но практически - достаточно сложно реализуемая задача. Идея точечного политического террора, которую реализовывал так называемый "БОНР", чем-то близкая тому, что делали в свое время эсеры, требует гораздо меньше затрат во всех отношениях, более реалистична и выполнима, но менее популярна. Одно время в России была "мода на погромы" в отношении рынков, общежитий, кафе национальных меньшинств, потом это стало практически невозможно в связи с усилением контроля спецслужб. Эти формы ушли в прошлое и появились новые. Думаю, радикальное правое подполье России сейчас в кризисе, который как раз связан с поиском новых форм.

 

- Ну, и в завершение подберемся к самым корням проблемы правого движения – человеческому фактору. Как вы оцениваете политическое качество самих националистов?

 

Если сравнивать с другими политическими направлениями, националисты менее мобильны и маневренны, чем либералы и левые, зато более устойчивы, надежны, имеют больший уровень унифицированности, что позволяет им быстро налаживать коммуникации среди единомышленников. По уровню качества внутреннего дискурса, они, безусловно, выше других политических сил, хотя интенсивность этого дискурса оставляет желать лучшего. Националисты не делают мейнстрим, однако способны адекватно и обстоятельно адаптироваться к любым политическим изменением, при этом сохраняя свою общность. Националисты более склонны к самопожертвованию и при этом оно более осознанное. У них более развита ответственность за «гражданских» при совместных акциях. При этом правые не склонны к эмпатии и эмоциональной оценке ситуации, часто проявляют достаточный политический цинизм. Характерное качество – это дифференцированное отношение к агрессии. Так, если у либералов агрессор всегда виновен, насилие недопустимо, кто слабее тот и прав, то у националистов насилие и агрессия – это просто инструменты политического давления, которые не хуже и не лучше других.

В целом, если говорить о качестве, то националисты все очень разные. В разных системах анализа политическому качеству националистов можно дать разную оценку. Однако бесспорным остается факт: наличие у националистов большого политического потенциала и устойчивой тенденции не реализовывать его в течение десятилетий.

 

Михаил Пустовой

 

 


- 26 сентября 2012

Чтобы задать вопрос необходимо авторизоваться.

2387

 
 
 
Комментарии Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться либо зарегистрироваться.