Новый дом для радикала

Новый дом для радикала

Правозащитники и активисты о появлении в Красноярском крае спецтюрьмы для экстремистов

 
 
 
 
6 февраля 2013 1

В Енисейске Красноярского края уже весной откроется одна из первых в России тюрем для особо опасных преступников, в том числе для экстремистов и террористов. Она создается на базе уже существующего СИЗО-2, переоборудование которого  заняло три года и обошлось госбюджету в 62 миллиона рублей. В этой связи многие правозащитники, адвокаты и активисты заговорили о возрождении в стране "политических" тюрем. В интервью "НацАкценту" они рассказали о своих опасениях, связанных с появлением нового исправительного учреждения.

Матвей Цзен, адвокат, русский националист, защитник семьи пострадавших по "делу Мирзаева":

- Официально у нас нет политических заключенных, а зона, получается, уже есть. "Экстремистская" тюрьма в Красноярском крае может создаваться с двумя целями. Во-первых, для давления на неугодных администрации заключенных, которым можно угрожать отправкой в колонию со сверхжесткими условиями. Во-вторых,  осужденных за экстремизм стремятся изолировать и не допустить, чтобы они распространяли свои убеждения и взгляды на жизнь среди других заключенных.

Открытие "политической" колонии в Енисейске чревато тем, что породит необходимость непрерывной загрузки. Примечательно, что в западных странах стремятся применять тюремное заключение как можно реже, по мере возможности использовать домашний арест и иные меры контроля. Мы движемся в обратном направлении, людей сажают в больших количествах. Происходящее не ведет к улучшению ситуации с безопасностью, так как по статистике, отсидевший 10 лет человек с большей вероятностью пойдет на очередное преступление, вместо того, чтобы вернуться к нормальной жизни в обществе.

Зуфар Вахитов, активист башкирского молодежного движения "Кук буре":

- Число уголовных дел за экстремизм растет. Сегодня к экстремистам причисляют представителей всех народов, которые "качают" свои права. Как мы можем наблюдать, среди журналистов тоже становится все больше так называемых "экстремистов". Зачастую к уголовной ответственности привлекают лишь за слова, какие-то публикации в интернете. А теперь всех этих людей хотят приравнять к террористам и особо опасным преступникам.

Правоохранительные органы применяют 282 статью очень виртуозно по отношению к людям нелояльным к действующей власти. Видимо, таким образом политтехнологи и умелые руководители хотят взять под контроль накаляющуюся обстановку в обществе.

Анна Каретникова, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы, правозащитного центра "Мемориал", координатор Союза солидарности с политзаключенными:

- Ничего хорошего в делении сидящих людей по признаку, согласно которому станет работать колония в Енисейске, нет. Очевидно, что там будет особый режим и особый контроль над осужденными. С другой стороны, теперь будет позволительно официально использовать термин "политзаключенный".

Не уверена, что осужденным по статье "экстремизм" станет лучше, если их будут держать вместе. Например, политзаключенного националиста Даниила Константинова посадили в камеру "Матросской тишины", где сидели сплошь неполитические кавказцы. Но они отказались давить на Константинова, чего ожидала администрация, и у них сложились достаточно нормальные отношения.

Если говорить об удалении Енисейской колонии от Москвы, то ко мне часто обращаются родственники людей, этапированных далеко от дома. Они не имеют возможности посещать осужденных, затруднены контакты с ними. Есть проблема и в общественном контроле за такими учреждениями. Дело в том, что членам ОНК не оплачивается дорога к месту колонии, которую они собрались посетить. В Москве я сама покупаю бензин для поездок по городским СИЗО, но до таких регионов, как, например, Мордовия или Красноярский край, ехать далеко, дорого и трудно.

Софья Будникова, директор медиа-проекта "Национальная служба новостей", русская националистка, осужденная в 2009 году за "разжигание межнациональной розни":

- Статьи, подпадающие под определения "экстремистская деятельность", квалифицируются как "преступления легкой и средней тяжести", в то время как терроризм относится к тяжким преступлениям. Режим содержания в тюрьмах непосредственно связан с тяжестью инкриминируемой статьи. Так что с правовой точки зрения, строительство подобных тюрем – это нонсенс,  нарушающий принципы пенитенциарной системы как таковой.

С политической точки зрения такое решение вполне понятно. Зачастую осужденными по "экстремистским" статьям оказываются политические и общественные активисты, которые в застенках начинают довольно-таки успешно вести агитацию среди осужденных. В свое время так действовали попавшие в тюрьмы большевики. Таким образом, исправительные учреждения становятся площадками для политических дебатов, что приводит к увеличению числа недовольных действующей государственной системой среди представителей криминальной среды. Террористы же, в большинстве своем, люди со сложившейся системой мировоззрения и на них сложно повлиять.

Наиль Набиуллин, председатель Союза татарской молодежи "Азатлык":

- Я категорически против создания подобной тюрьмы. Такие места заключения создаются, чтобы морально уничтожить людей, сломить их волю. Недовольство властью в стране растет, "экстремистских" дел становится все больше. Это попытка запугать население, чтобы не выступали и не высказывали свое мнение те, у кого среди народа есть авторитет. Красноярский край выбран, как мне кажется, из-за отдаленности этого региона. Оттуда не будет просачиваться информация, правозащитникам и СМИ будет сложнее отслеживать условия содержания в такой тюрьме.

Наталья Холмогорова, директор правозащитного центра "РОД":

Очень смущает, что для террористов и экстремистов выделяют отдельную тюрьму. Количество экстремистов и террористов в государстве обратно пропорционально степени стабильности государства. Если все хорошо, таких людей нет, но их много, то что-то у нас не ладно.

Формулировки ФСИН расплывчатые, непонятно, кто же будет сидеть в новой тюрьме? К экстремистам в России причисляют, как известно, самых разных людей, вплоть до тех, кто пишет что-то "разжигательное" в социальных сетях. Вполне возможно, что речь уже идет о тюрьме для политзаключенных.

Настораживает, что колонию расположили глубоко в Сибири. Хорошо известно, что чем дальше находится лагерь от Москвы, тем труднее выяснить правозащитникам, что происходит в колонии, тем вольготнее чувствует себя администрация учреждения. Пугает, если тюрьма в Енисейске станет закрытым учреждениям, где станут процветать пытки и издевательства. 


Материалы по теме:
3358