Камень преткновения

Камень преткновения

Эвенкийская община "Дылача" пытается защитить бизнес от силовиков

 
 
 
 
Этот материал в сюжете: "Дылача"
21 октября 2012 1

Представители эвенкийского народа не часто становятся главными героями новостей. Оно и понятно, ведь эвенков всего тридцать пять с половиной тысяч на всю Россию – население маленького подмосковного города. Да и вообще эвенки, как все северяне, очень спокойные инеконфликтные люди. Так что история противостояния между силовиками и эвенкийской семейно-родовой общиной "Дылача" в Бурятии, о которой заговорили в начале октября, сразу обратила на себя внимание. Она заметно выбивалась из привычной информационной сводки. Тем более, когда выяснилось, борьбу за право заниматься собственным бизнесом, вполне легальным и успешным, в конце концов, приносящим немалые налоги в госказну, эвенкийская община ведет не первый год.

"Дылача"

Основана семейно-родовая община "Дылача" была ровно 20 лет назад фронтовиком и председателем Усть-Джилиндинского сельского совета Михаилом Туракиным. Именно тогда, в 1992 году Баунтовский район в Бурятии, наряду с Курумканском и Северобайкальском, получил статус эвенкийского, что давало коренному населению серьезные преимущества для развития традиционных видов хозяйствования. Созданные в то время семейно-родовые общины стали заниматься оленеводством, пушным промыслом, рыболовством, добычей полезных ископаемых. Основным видом деятельности "Дылачи" стала добыча полудрагоценного поделочного самоцвета нефрита, на которую в 1997 году община получила лицензию. Спустя 17 лет "Дылача" уже была награждена международной премией имени Витуса Беринга в номинации "Лучшая община". Она стала примером успешного ведения хозяйства и предпринимательства для многих коренных малочисленных народов Севера. "Дылача" – один из крупнейших налогоплательщиков в Бурятии, она обеспечивала работой и стабильным доходом не только население собственного района, но и в целом оказывала поддержку эвенкам республики. В частности, в начале нулевых "Дылача" организовала собственный благотворительный фонд "Татьяна". Уже более десяти лет он занимается сохранением культурного наследия эвенков, финансирует различные социальные проекты, помогает многодетным семьям, а эвенкийскую молодежь готовит для поступления в вузы Бурятии. Благодаря фонду в Улан-Удэ открылся первый частный музей эвенков. Кроме того, в рамках соглашения с администрацией района о социально-экономическом сотрудничестве община занималась ремонтом местных дорог, социальных объектов. Итак, во всем смыслах "Дылача" представляет собой тот самый пример социально ориентированного бизнеса, о котором так много говорят на всех уровнях власти.

Нефритовая лихорадка

Вообще "нефритовая тема" для Бурятии – едва ли не самая больная. При том, что в республике добывается около 90 процентов всего нефрита России, львиная доля этого рынка носит криминальный характер. Объемы нелегальной добычи самоцвета в Бурятии значительно превышают официальные, соответственно,  и республике дохода не приносят. Большая часть камня контрабандой вывозится в Китай, где нефрит – не просто поделочный камень, а традиционный национальный символ. Китайские перекупщики готовы платить 300-400 долларов за килограмм. Стоимость особо ценного нефрита доходит до 10 тысяч долларов, и с каждым годом цены на самоцвет растут. "Черные старатели" добывают, перевозят и продают камень десятками тонн, не опасаясь понести за это ответственность. Проблема заключается в том, что в России нефрит до сих пор официально не отнесен к разряду драгоценных и полудрагоценных камней, экспорт его никак не регулируется, а инфраструктура для цивилизованного оборота отсутствует.

Происходящее в Бурятии можно назвать настоящей "нефритовой лихорадкой". Добытый нефрит местным предпринимателям приходится охранять буквально с оружием в руках, потому что нередки случаи нападений на месторождения. Здесь, пожалуй, главная причина – коррупция. Иначе как объяснить бездействие властей и правоохранительных органов, которые фактически ничего не предпринимают против нелегальных добытчиков камня, но при этом упорно ищут врагов и преступников среди законных недропользователей, вроде общины "Дылача"?

Спецорперация

Последние годы "Дылача" оборонялась одновременно с двух сторон: от криминальных и государственных структур, проявлявших интерес к перспективному Кавоктинскому месторождению нефрита. В 2008 году неизвестные попытались поджечь автомобиль, принадлежавший директору общины Татьяне Туракиной, а в 2010 году община пережила вооруженное нападение на карьер "Медвежий". Причем искать поджигателей и налетчиков правоохранительные органы не торопились. На разграбленный вооруженными бандитами карьер  сотрудники МВД прибыли лишь на четвертый день после нападения.

Зато саму общину правоохранители и госорганы не уставали инспектировать. Ежегодно принадлежащее общине ОАО "Дылача" проверяли не менее десяти раз. В 2010 году число проверок дошло до 120. Против общины возбуждались дела за нарушение правил лицензионного соглашения, но все они были прекращены за отсутствием состава преступления. То есть придраться, действительно, было не к чему.

Днем кульминации стало 4 октября, когда в поселке на руднике Кавокта, который разрабатывает "Дылача", десантировался из вертолета спецназ МВД. Полицейские задержали и увезли в неизвестном направлении начальника участка Сергея Ямбурова. Несколько дней о нахождении мужчины ничего не было известно, ему отказали в праве на звонок и адвоката, так что случившееся больше походило на похищение. Лишь когда СМИ и общественность подняли шум, в МВД Бурятии заявили, что с Ямбуровым все в порядке и он "взят под госзащиту" как свидетель по уголовному делу.

Одновременно из Москвы в Улан-Удэ для обыска в офисах СРЭО "Дылача" и его структурных подразделениях прилетели десять сотрудников полиции. Вместе с бурятским спецназом в масках, вооруженные автоматами, они целый день изымали документы, жесткие диски и записи  - искали  доказательства для возбуждения уголовного дела.

По итогам обысков Следственное управление МВД выступило с заявлением, что в отношении руководства СРЭО "Дылача" возбуждено уголовное дело по факту  хищения 20 тонн нефрита.  Общине инкриминируют выход за пределы территории лицензионного участка, где ведут разработку месторождения.

Между тем, специалисты-геологи не понимают, откуда могла взяться гигантская цифра в 20 тонн. По их словам, с 1984 года в Кавокте было добыто всего 3,3 тысячи тонн полудрагоценного камня. Причем, даже прогнозных запасов нефрита там насчитывается не более 5 тысяч тонн.

Причина и следствие

Сами члены общины называют происходящее не иначе, как "рейдерским захватом". По словам члена Общественной палаты Павла Суляндзиги, который 18 октября прибыл с рабочей группой в Бурятию для изучения ситуации, никакого несанкционированного выхода за пределы участка не было. Обыски и уголовное дело он считает "устрашающей силовой акцией".

По мнению представителей "Дылачи", силовики действуют в интересах Русской нефритовой компании. И у них есть причины для подозрений. Заместитель председателя совета общины Александр Харанутов ранее заявил журналистам, что изъятые со складов общины тонны нефрита вывезли без всякого взвешивания и маркировки в хранилища Русской нефритовой компании. По словам Харанутова, РНК фактически руководит действиями полиции и следователей, отдает им указания. Примечательно, что возглавляет компанию бывший начальник УФСБ Бурятии Валерий Халанов.

Самой общине ничего не оставалось, как попытаться поднять шум вокруг этой истории. "Дылача" обратилась с письмом к президенту, Общественной палате, генпрокурору, главе Следственного комитета, уполномоченному по делам предпринимателей Борису Титову. О "наезде" на общину написали многие СМИ. Несмотря на то, что подобные истории отъема бизнеса, давно не редкость для России, "дело о нефрите" дошло до Кремля и его взяли на контроль. Теперь у "Дылачи" появилась надежда, если не на избавление от бесконечных атак, то хотя бы на маленькую передышку.


Материалы по теме:
5653