Проверка землёй

Проверка землёй

Эксперты о протестах в Ингушетии

 
 
 
 
Этот материал в сюжете: Изменение чечено-ингушской границы
17 октября 2018

Подписание соглашения об административной границе между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия вызвало в Магасе небывалые народные волнения. Недовольные решением властей жители Ингушетии объявили бессрочный митинг, добиваясь отмены документа, который, как они считают, выгоден только одной стороне, а именно чеченской. Некоторые "эксперты" поспешили окрестить происходящее "межэтническим конфликтом", хотя всем, кто внимательно следит за ситуацией, очевидно, что это совсем не так.

"НацАкцент" обратился за комментариями к членам президентского Совета по межнациональным отношениям и другим специалистам, чтобы выяснить у самых сведущих людей, как лучше всего урегулировать возникшую ситуацию. 

Итак, кто и что должен сделать, чтобы люди в Ингушетии успокоились и вернулись к своим обычным делам?  

ДЕЛО СЕМЕЙНОЕ

Асламбек Паскачев, председатель Высшего совета Общероссийского общественного движения "Российский конгресс народов Кавказа", член Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ: 

— Вопрос сложный. Прежде всего хочу сказать, что чеченцы и ингуши – это практически один народ. И они сами должны спокойно сесть, обсудить и завершить начавшийся процесс. 

Обсуждать те или иные предложений в общественном пространстве – это контрпродуктивно. И мы, если в какой-то степени и участвуем в этом, то не в публичном пространстве, а представители нашего конгресса конструктивно встречаются, обсуждают и с тем, кто митингует, и с администрацией для того, чтобы это направить в конструктивное русло – без митингов, без шума. Чем меньше будет об этом информации в прессе – тем лучше. 

— Разве люди в Магасе вышли на площадь не потому, что проблема административной границы между Чечнёй и Ингушетией мало обсуждалась в прессе? Может быть, если бы власти заранее позаботились разъяснить народу свою позицию, простые жители республики так бы не разволновались?

— Ещё раз говорю, я не хочу комментировать эту проблему в публичном пространстве. Каждый вброс в СМИ вызывает новый виток мнений: кто-то считает так, кто-то эдак. А это почти семейный вопрос. Это не то дело, которое надо публично обсуждать на федеральном телеканале, когда по ДНК определяют отцовство. Это не шоу. 

Поэтому я категорический противник того, чтобы обсуждать и комментировать это в СМИ.

УВЕРЕН В МУДРОСТИ СТАРЕЙШИН 

Владимир Зорин, экс-министр Российской Федерации (в 2001—2004 годах курировал в правительстве национальную политику), член Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ:

— Не нужно излишне драматизировать ситуацию. Вопрос точного определения границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия существует с самого момента образования этих субъектов Федерации и не мешал им жить и решать социально-экономические задачи даже в сложное время чеченского кризиса. 

Это технический вопрос, который к большому сожалению обрёл эмоциональную окраску. Хотя сам представленный вариант границы не ущемляет интересы ни одного из субъектов Федерации. 

Хочу подчеркнуть, что речь ни в коем случае не идёт о межнациональном конфликте, как это определяют некоторые политологи. Это чисто территориальный вопрос двух субъектов Российской Федерации. 

Что делать в этой ситуации? То, что уже делается: вернуться с площади за дискуссионные столы и с участием учёных, историков, старейшин спокойно обсуждать эту тематику. Уверен, что мудрости у старейшин этих двух близких народов хватит для того, чтобы ситуация не осложнялась.  

ВАЖНО ПОДДЕРЖАТЬ ДИАЛОГ

Леокадия Дробижева, советский и российский историк, социолог, почётный доктор Института социологии РАН, член Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ:

— Необходимо вести политику диалога, которую ведёт сейчас республиканское правительство. Сейчас очень важно поддержание этого диалога. Вопрос только в том, чтобы включить в этот разговор разные группы населения с одной стороны, а с другой стороны, – людей, которые знают практику территориальных границ в мире. 

В своё время, когда были конфликты на Северном Кавказе и нужно было решать вопрос с Чеченской Республикой, с Северной Осетией и Ингушетией, за стол садились не только представители власти этих территорий, но и учёные - то есть, те, кто знает международную практику. 

И одновременно с ними представители общественности. Для того, чтобы представители общественности могли потом разговаривать с населением и донести все решения понятным для массовой аудитории образом. Только такие диалоги приводят к результатам. 

— А были какие-нибудь социологические исследования на тему земельных отношений на Северном Кавказе, на основании которых можно было бы спрогнозировать подобные конфликтные ситуации?

— Насколько мне известно, специальных социологических исследований земельных отношений не проводилось, эти отношения исследовались только с правовой точки зрения. Поэтому прежде всего надо спрашивать у юристов и географов, которые занимались этими проблемами и определяли конфликтные точки. 

В целом эта ситуация затрагивает не только земельные отношения. Проблема не только в делении территориального пространства. Дело ещё и в том, как чувствует себя население. Сейчас этот конфликт совпал с непростой ситуацией в стране вообще. Мы меняем и свой образ в значительной мере, и отношения с другими странами…

Экономические отношения у нас не улучшаются пока. В связи с предстоящими реформами люди ждут изменений не к лучшему, а к тому, что пояса придётся затянуть. Эти опасения и недовольство подпитывают протестные настроения. 

СПРОСИТЕ У АУШЕВА

Вячеслав Михайлов, завкафедрой национальных и федеративных отношений, профессор кафедры национальных и федеративных отношений РАНХиГС, член Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ: 

— Спросите у Руслана Аушева (первого президента Республики Ингушетия – прим. "НА"), что надо сейчас сделать в Магасе. 

Когда Аушеву исполнилось 50 лет, я его поздравил таким четверостишием собственного сочинения:

Пройдут года, пройдут столетья,
И канут в лету лихолетья
Люд просвещённый сменит нас,
Но будет гордо, как Кавказ,
Стоять любовью освящённый
Воздвигнутый тобой Магас. 

Вот пусть Руслан Султанович приедет в Магас и побеседует с участниками митинга. (Аушев выходил к протестующим 7 октября — прим. "НА")

— Федерализм на Северном Кавказе чем-то отличается от федерализма в сибирских регионах? У него должны быть особенности?

— Федерализм и есть федерализм. Это не абсолютизм. Он гибкий. Он может быть умеренный, демократический, даже полуунитарный. Ведь наша Российская Федерация сегодня не чисто классическая федерация. Но федерализм даёт возможность гибких отношений. 

В своё время Борис Ельцин (я никогда не бросаю камни в его огород) пошёл по пути очень мощного демократического федерализма. И удержал страну. При всех тогдашних обстоятельствах у нас тогда был только чеченский конфликт. Но усмирили и Татарстан, и Башкортостан, и другие национальные образования.

Но потом страна начала рассыпаться. Пришёл Путин и начал выстраивать вертикаль. Он федерацию не отменил, а фактически начал строить унитарное государство, но под знаменем федерализма. Теперь он немножко смягчает…

— Как вы считаете, если бы Россия отказалась от национально-территориального деления в пользу территориального, это бы смягчило напряженность на Северном Кавказе?

— Ну знаете, тогда это была бы не Россия. Ведь в чём красота России? В том, что у нас более 100 великолепных народов. Но надо управлять этими народами очень умно. 

Разве плохо, что у нас есть Татарстан, Ингушетия, Марий Эл, Удмуртия? Это прекрасно. Зря Жириновский выдумывает какую-то Уфимскую губернию или Казанскую. Мы это уже проходили. 

Но с федерацией надо очень умно работать, надо её членам прочищать мозги периодически, надо лавировать. Надо уметь ею управлять. 

Фото: газета "Ингушетия"

ОТМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ ОБЪЯСНИТЬ?

Алан Касаев, журналист, руководитель отделения Гильдии межэтнической журналистики в Республике Северной Осетии-Алании: 

— Не в традициях российской власти всех уровней отменять свои решения. Но данный случай как раз, мне кажется, такой, что это нужно сделать.

Я полагаю, что снять недовольство граждан Ингушетии можно, если лидеры двух республик объявят соглашение недействующим и пойдут на публичное и сущностное обсуждение условий нового соглашения. 

На Кавказе земельный вопрос сегодня ключевой, и для возможного экономического развития, и в морально-психологическом настроении населения. Отнимают землю (пересматривают условия ее использования) — значит, против народа. Всё надо объяснять народу, терпеливо и не суетясь.

КОМПРОМИСС ИЛИ ТАНКАМИ

Наталья Зубаревич, доктор географических наук, профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

— Разговаривать нужно с народом, объяснять позицию власти в этой ситуации. Провели за спиной у народа, может быть, не самое плохое размежевание, но люди так не считают. 

— Как с людьми разговаривать? Через СМИ или надо выходить к митингующим на площадь?

— Всеми доступными политикам средствами. Показывая карты, показывая тексты, объясняя.

Этого же не было сделано, поэтому и подогрели жёсткие протестные настроения. Так не делается, поэтому получили то, что получили — этническую мобилизацию. 

Способы погашения конфликта – это способы объяснения и поиска компромисса. Или танками. 

 

С депутатом Государственной Думы от Республики Ингушетии Алиханом Харсиевым нам обстоятельно побеседовать пока не удалось. Он сказал, что сейчас слишком занят обсуждением сложившейся ситуации с людьми, которые имеют к ней непосредственное отношение. 

Наверное, это правильно: сегодня успех дела зависит от того, как быстро все конфликтующие стороны придут к компромиссу. 

Записала Елена Немирова  

Материалы по теме:
2056