Побег с продолжением

Побег с продолжением

Межнациональный побег из Соловецкого лагеря положил начало дружбе Ингушетии и Архангельской области

 
 
 
 
6 августа 2015

На Соловках отметили 120-летие со дня рождения Созерко МАЛЬСАГОВА. В 1926 году офицер белой гвардии, прошедший Первую, а впоследствии и Вторую мировые войны, узник СЛОНа написал и издал в Англии книгу воспоминаний "Адский остров", которая стала первым документальным доказательством существования в СССР лагерей для инакомыслящих.

История Соловецкого лагеря особого назначения знает лишь несколько примеров успешных побегов. Один из первых в 1925 году организовали ингуш Созерко Мальсагов и русский кадровый военный Юрий Бессонов. Вместе с двумя поляками Эдвардом Мальбродским и Матвеем Сазоновым и донским казаком Василием Приблудным они смогли покинуть материковый пересыльный пункт Соловецкого лагеря. Межнациональный союз оказался успешным: группа сумела пройти считавшиеся практически непроходимыми болота и леса и перейти границу с Финляндией, не сделав ни единого выстрела. Спустя девяносто лет эти события, долгое время остававшиеся лишь частью семейных летописей их участников и объектом интереса исследователей ГУЛАГа, стали поводом положить начало деловому и культурному сотрудничеству двух российских регионов: Архангельской области и Республики Ингушетия.

Молельный коврик и Евангелие

– Как только дед оказался на пересыльном пункте в Кеми, сразу решил попробовать бежать, – вспоминает внучка Созерко Мальсагова Марьям Яндиева, – но ждал, когда с очередным этапом придут его земляки из Ингушетии. Одному отправляться в побег – дело гиблое, а время было такое, что безо­говорочно доверять Созерко мог только соплеменникам. Но вскоре в лагере оказался Бессонов – человек, которого дедушка знал ещё со времён службы в Дикой Дивизии. Какое-то время они присматривались друг к другу. Потом решились на разговор и стали планировать побег.

Другие беглецы подбирались не менее тщательно. Люди нужны были, во-первых, физически крепкие, во-вторых, надёжные: вероятность предательства в лагере была довольно высока. Случайно или закономерно, но в составе группы ингушей или даже представителей других народов Кавказа не оказалось: судьба распорядилась так, что доверяющий лишь "своим" ингуш Мальсагов оказался во главе межнационального коллектива.

– Поход готовили долго: как могли, запасали продовольствие, продумывали маршрут, планировали, как будут добывать оружие, – продолжает рассказ Марьям Яндиева. – Сразу договорились, что побег должен быть бескровным, иначе шансов уйти не будет.

С собой взяли только самое необходимое. В том числе молельный коврик мусульманина Мальсагова и Евангелие православного Бессонова.

В будущем судьбы беглецов разошлись: все пятеро бывших узников "осели" в разных странах мира.

Идём в поход

В июле этого года в рамках юбилейных мероприятий группа молодых людей из Архангельской области и Ингушетии решилась повторить подвиг Созерко Мальсагова и Юрия Бессонова: пройти сквозь леса тем же маршрутом.

– Идея – пообщаться между собой, пройтись путём Мальсагова и ощутить на себе те тяготы, с которыми он столкнулся, – поясняет один из организаторов и участник похода Берс Сагов. – Правда, полностью прочувствовать не получилось: они бежали в мае, когда ещё снег лежал на болотах. Есть было нечего: ни ягод, ни грибов нет. Нам было проще, уже можно было заниматься собирательством и рыбной ловлей. Но испытания и на нашу долю достались. Мой брат по горло в болото провалился, всей группой его вытягивали. Ещё узнали не понаслышке, что такое северные комары и мошкара: страшная вещь!

К счастью, смеётся Берс, результатом этой "прогулки" стали не только промоченные ноги и знакомство с местными насекомыми:

– По вечерам сидели у костра, общались. Мы рассказывали, что происходит у нас в Республике Ингушетия, какой устой у ингушей. Ребята из Архангельска – про себя. Благодаря этим беседам стали лучше понимать друг друга. Ведь общение с носителями другой культуры – самый верный способ узнать её.

Повод сплотиться

О необходимости лучше узнать друг друга на юбилейных торжествах и проходившей в те же дни конференции "История страны в судьбах узников Соловецких лагерей" говорили многие. В том числе исполняющий обязанности губернатора Архангельской области Игорь Орлов:

– Соловецкий лагерь в своё время разъединял людей, но история Созерко Мальсагова соединит наши регионы. Чем больше таких связей будет образовываться между регионами страны, тем сильнее и сплочённее будет Россия.

Заместитель председателя Правительства Республики Ингушетия Валерий Кукса, возглавлявший ингушскую делегацию, уверен: главное – не останавливаться на достигнутом.

– История Мальсагова – эпизод из личной жизни человека. Но трагедия народа состоит из трагедий отдельных людей. Вне зависимости от их вероисповедания, политических убеждений и национальностей, – подчеркнул руководитель делегации. – Нужно помнить свою историю, делать из неё выводы и двигаться дальше. Юбилей нашего земляка стал поводом познакомиться ближе. Теперь будем наращивать сотрудничество: обмениваться кадрами, развивать туризм между регионами, налаживать экономические и деловые связи.

На Большом Соловецком острове немало знаковых мест. Одно из них – Аллея памяти жертв СЛОНа. Помимо главного мемориала – Соловецким заключённым – в девяностые годы практически стихийно на ней стали появляться мемориальные камни от разных, в том числе и национальных, объединений граждан. Есть на Аллее памятники русским, якутам, полякам, украинцам, армянам и др. Отношение к ним у исследователей судеб узников и духовенства неоднозначное: кто-то считает, что памятники нужны всем народам, представители которых были в СЛОНе, кто-то – что это не тот случай, когда следует делать акцент на национальности. Ведь на "русской Голгофе", как иногда называют Соловки, свой крест несли представители единого советского народа: условия содержания и отношение к заключённым, по свидетельствам множества очевидцев, не менялись в зависимости от национальной принадлежности. Ингушская делегация свой камень устанавливать не стала.


Материалы по теме:
2149