Берестяных дел мастер

Берестяных дел мастер

Александр Шутихин: Народное искусство по определению анонимно

 
 
 
 
9 июня 2014

Живут у нас в России такие мастера, которые на протяжении всей жизни несут в себе глубокое почитание к своим корням и всей истории русской земли. Сколько любви и преданности скрывается за их обыкновенной внешностью и работящими руками, мы часто не можем себе даже представить. Наша история - об удивительном ремесленнике Архангельской области, с которым нам посчастливилось познакомиться этой зимой.

 

Как все начиналось

Александр Шутихин родился в городе Котласе. Там же закончил школу, отслужил в армии и затем погрузился в вереницу быстро сменяющих друг друга профессий: строитель, штукатур, сантехник и многие другие. 

Как рассказывает сам Александр, в сложное "перестроечное" время уже было недостаточно просто работать – нужно было выживать. Благо, для людей открылась свобода выбора деятельности, которой можно было бы зарабатывать нормальные деньги. Именно в этот период, в 1991 году, он впервые взял в руки заготовленную в его родном деревенском доме бересту. "Для меня важны ощущения. Как только я стал работать с берестой, сразу понял, что она очень нравится мне на ощупь из-за её мягкости, гладкости и эластичности. Хотя за свою жизнь много материалов прошло через мои руки. Так что мы с берестой нашли друг друга". Александр вместе со своей женой Мариной, которая занимается мезенской росписью, стал изготавливать сувениры на продажу, а уже спустя месяц-два решил, что пора серьезнее заняться самообучением, и отправился в музей – смотреть, какие раньше делали изделия, и повторять за старинными ремесленниками. Затем стал знакомиться с искусствоведами и оригинальными мастерами, которые всё глубже погружали его в мир берестяного народного творчества.

Творческий процесс

"Важно понять технологию, а потом совершенствуешься сам с собой наедине, экспериментируешь с разными орнаментами. Например, туесок. Его форма традиционна, технология хорошо известна, в том числе в плане ручек и застежек. Но орнамент для него я могу взять, например, из архитектуры, тканей, вышивок или глины". 

Александр не подписывает свои работы, потому что считает, что народное искусство по определению анонимно. Помимо этого, в отличие от многих творческих людей, он совершенно не испытывает мук творчества или самоедства из-за совершенных в процессе плетения ошибок. Единственное, что может остановить процесс его работы, это физическая усталость в руках. Непосредственный, легкий подход к жизни и невероятная трудоспособность позволяют ему быть выше многих трудностей, с которыми сталкиваются ремесленники в процессе создания и реализации своего произведения.

 

Реализация готового изделия

"Я не чувствую какой бы то ни было конкуренции. В год я произвожу около тысячи изделий, и все они по довольно низким ценам, что позволяет очень быстро продавать. К тому же, человеческий глаз очень рад видеть что-то оригинальное, не фабричное, сделанное своими руками, и заказывают, как правило, очень много. 
Покупают чаще частные лица. Бывают индивидуальные заказы и постоянные клиенты, покупающие по 50-100 штук в год. Я выработал свой стиль продажи, основанный на старинных традициях. Вот раньше было принято, что мастер, создав свои изделия, передавал их перекупщику, который доставлял те до города. А уже в городе они передавались магазинам, куда приходили покупатели. То же самое и у меня. Я торговлей не занимаюсь. И вообще считаю, что мастер должен заниматься своим непосредственным делом, а не совмещать в себе несколько профессий, например, маркетолога, менеджера и остальных. Если говорить про места продаж, то перекупщики реализовывают изделия, например, в Нижнем Новгороде, Москве, Архангельске, Вологде, Сургуте и других городах, где развит туристический бизнес. Сейчас постепенно возрождается интерес к народным промыслам".

О близких сердцу корнях

Практически одновременно с началом берестяной деятельности Александр Шутихин стал заниматься изучением своей родословной и происхождением фамилии. Этот поиск привел его к официальным историческим документам, упоминающим его фамилию ещё в 15 веке, и позволившим по картотекам обнаружить место, где жили почти все его предки. Собственно, именно в этом районе – деревня Бушманиха, Подосиновский район, Кировская область, - он и проводит половину своего времени.
"В нашем роду были уважаемые всеми зажиточные крестьяне: церковные старосты, ямщики со своими санями и лошадьми, работящие, культурные люди. Дом у нас был с мезонином, довольно большой, с хорошим убранством, большими окнами и красивыми зеркалами. В нашей семье все стремились получить образование. Многие уезжали в Питер, Москву; из родственников мало кто здесь оставался. В деревне Бушманихе я себя очень хорошо чувствую, людей тех люблю, даже не раздражают дороги. Я очень счастлив, что нашел свою Родину. Люди часто мучаются, не зная, где их настоящая Родина, ищут, где им будет хорошо… А надо ведь посмотреть, где жили их предки, и всё встанет на свои места. Дома в Котласе я бываю 5-6 дней, потом снова еду в Бушманиху на 5-6 дней – там топлю печку, работаю, хожу в лес за берестой. Там гармония".

Жизненная философия

"Прежде всего - не брать незаработанного, то есть для меня халява недопустима. А ещё свобода и работа. Лучше жить победнее, но зато свободнее. Я недавно листал словарь Даля и наткнулся на одно из значений слова "просто" - свобода. То есть свобода – в простоте и… когда ничего не боишься. Очень важно ни от кого не зависеть, делать своё дело качественно и заботиться о семье, выполнять все обязательства. 

… Если тебе нравится что-то делать, то ты должен в этом направлении обязательно постоянно работать. И стараться свое увлечение превратить в профессию. У меня путь был легким – просто получилось такое удачное стечение обстоятельств. Но ведь часто у многих бывает сложнее. Ни в коем случае не нужно думать только о том, как заработать побольше денег – главное, делать то, что близко душе, и не обращать внимания на людей, которые отговаривают заниматься любимым делом".

 


Материалы по теме:
5651