Старые песни о главном

Старые песни о главном

30 октября 2019

Год языков коренных народов, очевидно, свалился всем как снег на голову. Жили себе спокойно, и тут на тебе — оказывается, у коренных народов есть языки и с ними даже надо что-то делать. Логично, что взялись делать самое простое — заседать и выражать желание предпринимать что-либо. На форуме, организованном ФАДН 25 октября (как и на массе других заседаний, число которых в этом году превысило все разумные пределы) немалая доля участников была из тех, кто в принципе не озаботился бы никогда языковой проблематикой, если бы не этот самый год. "Это же хорошо, что привлекается внимание!" — скажет оптимист. Вот только самим языкам от такого внимания пока что ни жарко, ни холодно.

По своему призванию я занимаюсь селькупским языком как практик и держу в поле зрения остальные языки коренных малочисленных народов Севера Томской области. На наших языках в области говорят считанные люди, поэтому первая проблема языков КМНС нам очевидна — сокращение числа владеющих. Но языком мало владеть, должна быть среда, где можно реализовать языковую компетенцию — ребёнку и пенсионеру, имея профессиональный или базовый уровень. Без жизненного пространства язык очень быстро тает, и его как не бывало. В этом вторая проблема всех языков народов Севера — недостаточное развитие сфер употребления. В соответствии с простой линейной логикой, две базовые проблемы перетекают в две базовые цели — увеличение числа носителей (не в биологическом смысле, но в языковом) и эволюция сферы употребления языков КМНС.

Пленум

Хоть недавний форум и не был посвящён конкретно северной повестке, что же мог там услышать ревитализатор из Сибири? Может быть, отчёты с растущими графиками числа носителей языков по регионам, или, к примеру, лучшие практики использования коренных языков в сфере здравоохранения? Если вы задаётесь такими вопросами, значит вы очень наивный человек. Власти отчитались о 30 мероприятиях федерального уровня из 40 запланированных, а в регионах так вообще запланированы были все 700. Чем конкретно все эти мероприятия помогают языкам, не уточняется. Парламентарии не без горечи поведали об общей запущенности проблем и бесконечных межведомственных препирательствах насчёт стандартов и законов. Гильмутдинов И.И. одну за другой перечислял возможности по развитию языков, которые есть в руках у республик и всякий раз был вынужден констатировать, что и тут не делают, и здесь не реализовывают полномочий. Федеральный уровень со своей стороны упорно идёт к лучшим решениям и предлагает помощь, но результатов пока не видно. Старостина О.В. начала доклад с этой же мысли: хотелось бы уже результаты видеть, но об этом нечего и думать, пока не будет ответственности за языковую политику на всех уровнях. Применительно к языкам КМНС через доклады красной нитью идёт фраза "система разрушена". В этом свете недавно созданный фонд языков, недофинансированный на треть и до сих пор не имеющий научно-экспертного совета, выглядит как отчаянный шаг.

Однако я не пойду против истины, если скажу, что фонд — единственная реальная мера поддержки языков коренных народов на федеральном уровне по итогам года, потому что фонд хотя бы теоретически может внести вклад в достижение двух базовых целей. Безусловно заслуживают внимания доклады лингвистов (Тестелец Я.Г. и Головко Е.В.). Слушать анализ, данный с позиций академической науки ведущего уровня, всегда полезно, особенно участникам всевозможных заседаний, слабо разбирающимся в вопросе. Наконец, в очередной раз была сказана масса избитых слов разной степени пафоса "о важности проблемы", "нашем культурном богатстве", "привлечении внимания" и т.п. К общей картине пленума необходимо добавить, что обсуждение докладов предусмотрено не было, что вообще-то противоречит заявленному формату "форум-диалог". Представители федеральной законодательной и исполнительной власти могут собираться таким составом хоть каждый месяц с тем же успехом — все послушали друг друга, похлопали и разошлись. Если мы заявляем "общероссийскую экспертизу", то широкое обсуждение с участием всех сторон — это первое, что обязано быть обеспечено.

Тихо сам с собою, тихо сам с собою...

Вторая половина форума — работа секций. Могу говорить только за ту, в работе которой принимал участие, это была секция №3, посвящённая языкам народов России. Снова было сказано немало речей о "важности и необходимости" (вот интересно, покажите мне хоть один язык, возрождённый из угнетённого состояния путём заседаний и разговоров о важности). Отрадно было слушать об опыте и практиках: курсы чукотского и лугового марийского, многоуровневая система образования на татарском, деятельность фондов поддержки башкирского и чукотского языков, бесценная работа по поддержке живой традиции челканского фольклора (Пустогачева О.Н.). Отметим также доклады по стратегии развития бурятского языка (Иванов В.В.) и роли диглоссии как фактора сохранения миноритарных языков (Агранат А.Б.). Со своей стороны я в своём докладе попытался дать анализ ситуации языков КМНС в целом по стране, обозначить условия эффективности мер по ревитализации языков и сделать некоторые отсылки к опыту Томской области. В рамках этой статьи раскрыть все тезисы не получится, тут необходим отдельный материал. Возвращаясь к нашему форуму-диалогу, я задаюсь вопросом — диалог кого с кем? На секции по языкам народов России не было ни одного депутата, никого из ФАДНа и министерств. По сути, никакой диалог не состоялся в принципе, а секция с докладами с мест вообще была один в один обыкновенная конференция на околонациональные темы. А у таких конференций есть свойство: они заканчиваются ничем. Вишенкой на торте стало завершение форума: когда по программе наступило время для общей подготовки резолюции, когда оставшиеся было, понадеялись, что сейчас-то хотя бы полчаса и будет и диалог, и экспертиза, половину освещения зала выключили, а охранники стали всех препроваживать на выход. Вот и поговорили.

Вместо послесловия

Конечно, я с самого начала понимал, куда еду, и не питал ни малейших иллюзий. Однако теперь необходимо сказать, какой форум действительно необходим. В следующий раз я надеюсь поехать уже на собрание тех, кто реально работает на местах и двигает языки в будущее. Я занимаюсь проблематикой сверхмалых языков, преподаю селькупский и делаю массу всего на этой ниве, например, у нас есть дорожная карта по ревитализации языков КМНС Томской области на 2020 г. на 18 страницах. Сейчас этот план предстоит доработать и утвердить на трёх кафедрах в Томске и Москве. Я могу рассказать о работе в Томской области, о наших проблемах и вызовах. И мне хотелось бы познакомиться с другим опытом реальных действий. Сейчас такое совещание могут (и должны) организовать представители межрегионального экспертного сообщества "Страна языков". На это собрание можно будет пригласить тех же представителей ФАДН, федерального собрания, минпроса и миннауки. И всего один форум, проведённый за счёт собственных сил, перекроет по реальным результатам для витальности языков десятки высоких заседаний разной степени бессодержательности.


Григорий Коротких
Помощник президента Союза КМНС Томской области

246