Роль институтов гражданского общества в реализации  Cтратегии государственной национальной политики

Роль институтов гражданского общества в реализации Cтратегии государственной национальной политики

6 декабря 2013

Вопросы межнациональных отношений, миграционной политики в последнее время занимают всё большее внимание российского общества. Они обсуждаются дома, на работе, на многочисленных ток-шоу и в высших органах государственной власти первыми лицами государства. За короткое время появилось два важнейших доктринальных документа как реакция на новые вызовы времени: Стратегия государственной национальной политики и Концепция миграционной политики. 

Основных целей, провозглашенных Стратегией государственной национальной политики, пять: они состоят в формировании общероссийской гражданской нации; в этнокультурном развитии всех народов, населяющих нашу страну; в укреплении межнационального мира и согласия и предотвращении конфликтов на межнациональной почве; в обеспечении прав человека, независимо от расы, национальности, цвета кожи и иных обстоятельств. Наконец, это адаптация и содействие в социальной интеграции мигрантов, как внешних, так и внутренних.

В их достижении очень велика роль национальных общественных объединений, организаций, национально-культурных автономий. Особо подчеркивается в Стратегии государственной политики поддержка мероприятий, акций и действий, которые направлены на создание площадок межнационального, межконфессионального диалога.

Главная задача этнической политики государства на данном этапе состоит в том, чтобы соединить многообразие страны и этнокультурных обществ в отдельных регионах с проектом гражданской нации и обеспечением гражданского единства.

Хотелось бы отметить, что последние события с особой остротой поставили проблему межнациональных конфликтов. Важнейшей частью их заблаговременной профилактики является не замалчивание темы, а, наоборот, стимулирование дискуссии и участие в ней. За последнее десятилетие инициативой таких дискуссий почти целиком завладели националистические организации, националистический андеграунд, активно выходящий в свет со своими доктринами и политическими рецептами. Для неподготовленного обывателя их взгляды выглядят подчас убедительно, поэтому суть заблаговременной профилактики межнациональных конфликтов состоит в том, чтобы перехватывать инициативу, стимулировать общественные дискуссии о национализме, нетерпимости и ксенофобии. Посредством широкого обсуждения просвещать граждан, вырабатывать в обществе иммунитет к национализму.

В числе этих задач исключительно важная роль принадлежит гражданскому обществу. Наш Институт этнологии и антропологии РАН, которому в этом году исполнилось 80 лет, провел исследование по заказу Администрации президента РФ на тему: "Гражданские инициативы в сфере этнической политики". Опубликован очень интересный сборник, в котором проанализированы проблемы и достижения в функционировании национально-культурных объединений во всех субъектах РФ и на федеральном уровне.

Поговорим в первую очередь о проблемах и резервах. Среди них выделяется слабость самопрезентации организации как акторов социального и общественно-политического имиджа регионов. Недостаточность их вовлечения в систему общественных мероприятий и акций, процесс принятия властнозначимых решений в области межэтнических, национальных и федеративных отношений. Мы понимаем, конечно, что не все зависит от институтов гражданского общества. Исходя из Стратегии, во всех субъектах федерации и органах местного самоуправления сейчас создается и активизируется деятельность общественных, национальных, консультативных советов. Нам нужно всем активно в них участвовать, проявлять инициативу, брать на себя ответственность.

Еще одно серьезное наблюдение касается недостаточности трансляций общероссийских интегративных ценностей внутри некоммерческих национально-культурных организаций и соответствующих этнических групп.

Отмечается и такой факт, как запаздывание общественных организаций в реакции на острые конфликты, факты ксенофобии, национализма, дистанцирование некоммерческих организаций от оценки событий и передачи инициатив конфессиональным лидерам, которые опережают этнических и светских активистов в обозначении отношения к конфликтной ситуации. Действительно, очень мало заявлений, особенно это касается вопросов терроризма, радикальных выступлений, экстремизма. Даже ситуация вокруг известного случая по Бирюлево показывает, что многие акторы национальных общественных организаций просто отмолчались.

Наше исследование говорит о том, что некоммерческие организации в конкурсах на исполнение социального заказа, муниципального гранта и других вопросах очень опаздывают, участвуют неактивно или неквалифицированно. Здесь нам надо очень серьезно заняться, провести соответствующее обучение и участвовать более наступательно в этих вопросах.

Шестой тезис — это тема средств массовой информации. НКА надо уметь работать с журналистами. Не только обижаться на то, как они пишут или не пишут про жизнь национальных организаций, а все-таки учиться работать со СМИ. Журналисты подсказывают узкие места. Из своего опыта в решении межнациональных проблем и конфликтов знаю, что нельзя выстроить диалог без средств массовой информации. Они очень нужны нам, поэтому надо бороться за то, чтобы мы были их заказчиками и партнёрами.

Мегатренд сегодняшней государственной национальной политики состоит в том, что на федеральном доктринальном уровне есть довольно хорошие документы. Стоит задача в их реализации, а реализацией занимается фактически субъект федерации и органы местного самоуправления. Думаю, что ситуация и в Пугачеве, и в Москве еще раз доказала: органы самоуправления – самое слабое звено в реализации национальной, миграционной, этноконфессиональной политики.

Вопрос о региональных моделях этнокультурной политики был рассмотрен 22 октября 2013 года на очередном заседании Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям в городе Уфе. Это было одной из главных тем. Президент страны В.Путин особо подчеркнул особую значимость активных содержательных усилий на местах, стремления региональных и муниципальных властей на деле обеспечить выполнение новой Стратегии государственной национальной политики с учетом специфики и особенностей территорий.

Сейчас мегатренд состоит в том, чтобы мобилизовать органы местного самоуправления на решение этих задач. Недавно Государственной Думой принят закон об определении полномочий региональных и муниципальных властей и их ответственности за возникновение межнациональных конфликтов, вплоть до отставки руководителей, не сумевших предотвратить конфликт. В частности, это была инициатива нашего Совета, мы говорили об этом на своих заседаниях.

В стране сейчас 25 тысяч органов самоуправления, именно там выделяется торговцу место на рынке. Резиновые квартиры — там, участковые — там. Работодатель с нелегальными гастарбайтерами тоже не в Белом Доме. Все доктрины там реализуются, либо саботируются. К сожалению, именно там бывают и мелкие взятки, и коррупция. Поэтому центр работы по реализации этнополитики будет все-таки перемещаться туда, ближе к земле. Это по-новому ставит задачи федеральных автономий в работе со своими региональными организациями. В ближайшее время, мне кажется, серьезное внимание надо уделять вопросам именно местного самоуправления, именно низовых организаций и подразделений. Лидеры этих организаций должны уметь работать, знать новые законы, которые будут приняты, новые решения и активно участвовать в регулировании всех вопросов нашей деятельности.

Еще одна мысль, которой я бы хотел поделиться. На уровне города, районов, поселкового совета у нас действуют национальные организации: землячество, национально-культурные автономии, общественные подразделения, мигрантские организации. По стране насчитывается 1308 мигрантских организаций, а всего общественных национальных организаций — около 20 тысяч. А вот местное население никак не организовано. Поэтому, когда что-то возникает, лидеру национальной организации надо идти в администрацию, решать с ней вопрос. Больше говорить не с кем из местного населения. Может быть, нам стоит как-то инициировать вопросы возрождения органов местного самоуправления по месту жительства.

Старшее поколение помнит, что когда-то были квартальные комитеты, какие-то уличные организации, которые регулировали повседневную жизнь населения. Сейчас нет ничего подобного, нет условий, чтобы лидеры национальных организаций могли общаться с представителями постоянного населения. Получается, что старожильческое население представляют только органы власти, а приехавших представляют национальные организации. Наверное, это не совсем правильно. Налицо определённая асимметрия.

Я никого не хочу обижать из общественных организаций, но если мы говорим об институтах гражданского общества, то национально-культурные автономии, национально-культурные объединения — это наиболее активная, наиболее сознательная, наиболее продвинутая часть институтов гражданского общества. Формирующаяся в последние годы сеть государственных и гражданских институтов, технологий и конкретных проектов межнационального взаимодействия позволяет достаточно эффективно поддерживать стабильную ситуацию в сфере межнациональных отношений большинства регионов страны Я хотел бы пожелать всем нам успешной работы по достижению целей государственной национальной политики. 


Владимир Зорин
Заместитель директора института этнологии и антропологии РАН

3988
 
 
 
Комментарии Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться либо зарегистрироваться.